Сделка совершенная с нарушением закона ничтожна

Содержание

К вопросу о недействительности сделок. что нового?

Сделка совершенная с нарушением закона ничтожна
01 сентября 2013 года вступил в силу Федеральный закон от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», ставший очередной вехой в реформировании гражданского законодательства Российской Федерации.

Одним из ключевых моментов указанного закона стали новые правила о недействительности сделок (§ 2 главы 9 ГК РФ).   В настоящей статье затронуты некоторые вопросы, касающиеся нового правового регулирования недействительности сделок, приведены примеры судебной практики по отдельным вопросам, связанным с  недействительностью сделок.

  Согласно статье 166 ГК РФ все недействительные сделки по-прежнему подразделяются на оспоримые (недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом) и ничтожные (недействительна с момента ее совершения независимо от признания ее таковой судом).

В то же время, основополагающие правовые подходы к вопросам недействительности сделок претерпели кардинальные изменения.  

1. Кто имеет право требовать признания сделки недействительной?

  В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобреной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009, далее — Концепция) было обращено внимание на имеющую в последние годы место быть практику инициирования судебных споров о признании сделок недействительными недобросовестными лицами, стремящимися таким способом избежать исполнения принятых на себя обязательств. В качестве примеров такой недобросовестности можно привести следующие случаи: истец допустил просрочку исполнения и заявляет требование о признании сделки недействительной, чтобы не платить неустойку; стороны заключили договор, совершили по нему исполнение, но впоследствии одна из них решила, что сделка была недостаточно выгодной, и заявила требование о ее недействительности, чтобы воспользоваться преимуществами реституции. В этой связи была отмечена необходимость принятия законодательных мер, направленных на исправление данной ситуации. В связи с этим, в статью 166 ГК РФ были внесены ряд изменений, направленных на ограничение случаев безосновательного оспаривания сделок по одним лишь формальным основаниям.  В частности, были введены новые правила, которые резко ограничили круг лиц, имеющих право предъявлять в суд иски об оспаривании сделки и применении последствий недействительности ничтожной сделки. Так, согласно новой редакции ст. 166 ГК, требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено либо стороной сделки, либо иным лицом, указанным в законе. То есть, в настоящее время третье лицо, не являющееся стороной в сделке, по общему правилу не может инициировать признание ее недействительной, за исключением случаев, когда такое его право прямо закреплено законом.

Необходимым условием удовлетворения иска об оспаривании сделки является реальное  нарушение сделкой прав и охраняемых законом интересов лица, обращающегося с соответствующим требованием.

Аналогичное правило предусмотрено для заявления требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки: по общему правилу его вправе предъявить сторона сделки, а  иное лицо — только в предусмотренных законом случаях. Ранее такое требование могло заявить любое заинтересованное лицо. В пояснительной записке к проекту Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» указывалось, что поскольку требование о применении последствий недействительности сделок рассматривается как иск о присуждении, правом на его предъявление должно обладать только лицо, в пользу которого возможно такое присуждение. Возможность предъявления таких требований иными лицами в качестве косвенных исков (т.е. о присуждении в пользу иного лица) должна быть специально предусмотрена законом.

Ситуация из практики: Местная администрация городского поселения Чегем обратилась в суд с иском к У.

о признании недействительными сделки и свидетельства о государственной регистрации права, аннулировании записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним и истребовании вещи из чужого незаконного владения.

Обстоятельства дела: на основании выписки из похозяйственной книги, выданной Местной администрацией городского поселения Чегем, за А. в установленном порядке было зарегистрировано право собственности на земельный участок.

Впоследствии, А. продал указанный земельный участок У., заключив с ним договор купли-продажи. Право собственности У. установленном порядке было зарегистрировано с внесением об этом в ЕГРП, что подтверждалось выданным ему свидетельством о государственной регистрации права. В то же время, вступившим в законную силу решением Чегемского районного суда КБР от ДД.ММ.ГГГГ. были признаны недействительными выписка из похозяйственной книги и свидетельство о государственной регистрации права, выданные на имя А, аннулирована запись о государственной регистрации его права собственности на названный земельный участок и этот участок истребован из его незаконного владения. Ссылаясь на эти обстоятельства и указывая о том, что Местная администрация городского поселения Чегем не вправе была отчуждать названный земельный участок А., а он, в свою очередь, распоряжаться им, в связи с чем, вышеуказанная сделка не соответствует требованиям закона, данный орган местного самоуправления, считая себя собственником этого участка, обратился в Чегемский районный суд КБР с иском к У.

Решением Чегемского районного суда Кабардино-Балкарской Республики в иске отказано.

Апелляционным определением Верховного суда Кабардино-Балкарской Республике решение суда оставлено без изменения, а апелляционная жалоба Местной администрации городского поселения Чегем — без удовлетворения.

Основания для отказа в иске: недоказанность истцом юридически значимых по делу обстоятельств, а именно принадлежность спорного участка, до его отчуждения А., а впоследствии и У.

, муниципальному образованию городское поселение Чегем на праве собственности или владение последним этим участком на ином законном основании и, как следствие, отсутствие права истца на обращение с соответствующим требованием.

Мотивируя принятое по делу решение, Верховный суд КБР указал, что истец не является заинтересованным лицом, обладающим правом, как на предъявление виндикационного требования относительно спорного земельного участка, так и на предъявление, с учетом и установления, содержащегося в абзаце втором пункта 2 статьи 166 ГК Российской Федерации, в редакции, действовавшей на момент совершения оспариваемой сделки, и негационного требования относительно этой сделки.

С полным текстом апелляционного определения Верховного суда КБР Вы можете ознакомиться здесь.

 

2. Возможно ли предъявление иска о признании сделки ничтожной?   По общему правилу  ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом (п.1 ст. 166 ГК). В этой связи на практике часто возникали споры относительно возможности предъявления иска о признании сделки ничтожной. В совместном Постановлении Пленума ВС России и Пленума ВАС России № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» высшими судами РФ было дано разъяснение, что ГК РФ не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица.

В настоящее время часть 2 пункта 3 статьи 166 ГК (в редакции Федерального закона № 100-ФЗ) прямо указывает на возможность предъявления требования о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности, но лишь при соблюдении необходимого для этого условия — если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

Таким образом, по ныне действующим правилам, при обращении в суд с требованием о признании сделки недействительной, истец должен специально обосновать, что он действует добросовестно и имеет интерес в том, чтобы признать сделку недействительной без применения последствий недействительности. В данном случае законодатель исходит из того, что признание сделки недействительной должно быть направлено, в первую очередь, на защиту нарушенного права, которое может быть восстановлено судом в результате приведения сторон в первоначальное положение. Предъявление иска о признании недействительной исполненной сделки без предъявления требования о применении последствий недействительности такой сделки, как правило, свидетельствует об отсутствии у лица, предъявившего иск, законного интереса в оспаривании сделки.   В свою очередь, отсутствие правового интереса должно служить основанием для отказа в иске. Это требование в настоящее время касается как оспоримых, так и ничтожных сделок.

Ситуация из практики: П. обратился в суд с иском к Е. об оспаривании сделок. Просил суд признать ничтожными договоры купли-продажи автомобиля. Требование о применении последствий недействительности сделок истцом не заявлялось.

Обстоятельства дела: 17 февраля 2012 года П.

приобрел автомобиль  в аварийном состоянии после пожара и для восстановления передал ответчику Е. находился у последнего в период с 25 августа 2012 года по 27 сентября 2012 года, а по окончании ремонтных работ возвращен ему. Впоследствии стало известно, что в указанный период времени Е.

без его ведома, по договору купли-продажи от 25 августа 2012 года переоформил машину на себя, а через месяц по договору от 27 сентября 2012 года обратно на его имя, расписавшись за него. Поскольку автомобиль из его владения не выбывал, а деньги по сделкам не передавались, П.

посчитал, что оба договора купли-продажи являются мнимыми и обратился в суд в соответствующим иском.

Решением  Камышинского городского суда Волгоградской области от 02 декабря 2013 года исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением Волгоградского областного суда  решение суда первой инстанции отменено, принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

 Основания для отказа в иске: недопустимость безосновательного оспаривания сделок по одним лишь формальным признакам.

 Мотивируя принятое по делу решение, Волгоградский областной суд указал, что в соответствии с п. 2 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации оспоримая сделка может быть признана недействительной только в случаях, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия. Таким образом реализуется принцип добросовестности, содержащийся в ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации. При предъявлении иска о признании сделки недействительной (ничтожной) лицо должно доказать, что его права или охраняемые законом интересы нарушены оспариваемой сделкой и будут восстановлены в результате приведения сторон в первоначальное положение. Отказывая в иске, суд второй инстанции исходил из отсутствия у П материально-правового интереса в оспаривании сделок.

С полным текстом Апелляционного определения Волгоградского областного суда Вы можете ознакомиться здесь.

  

  3. В каких случаях суд может применить последствия недействительности ничтожной сделки?   Ранее действовавшая редакция статьи 166 ГК РФ предусматривала право суда применить последствия недействительности сделки по собственной инициативе. Теперь суд вправе самостоятельно применить последствия недействительности ничтожной сделки, только если это необходимо в целях защиты публичных интересов или в иных случаях, предусмотренных законом (п. 4 ст. 166 ГК РФ). Изменения обусловлены, в частности, тем, что названное требование является субъективным правом заинтересованной стороны и законодательно установленные последствия признания сделки недействительной должны применяться лишь по заявлению такой стороны, но не по инициативе суда (п. 5.1.3 разд. II Концепции). В данном случае, разработчики Концепции исходили из того, что участники гражданских правоотношений свободны в осуществлении своих прав. Поэтому по общему правилу суд не должен иметь права применять последствия ничтожной сделки по собственной инициативе (при отсутствии соответствующего иска заинтересованного лица). Однако на практике могут возникнуть сложности при определении сферы публичных интересов применительно к конкретному договору. Несмотря на то, что Конституционный Суд РФ в своих постановлениях неоднократно подчеркивал необходимость обеспечения справедливого баланса между публичными и частными интересами, в законодательстве до сих пор отсутствуют четкие определения данных понятий и критерии их классификации.  Учитывая важность института признания сделок недействительными для гражданского оборота, очевидно, что по данному вопросу нужны будут дополнительные разъяснения со стороны высших судебных инстанций.

Ситуация из практики: ООО «Красноармейская Жилищная Компания» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным данного предписания Инспекции государственного жилищного надзора Волгоградской области. К участию в деле привлечено ООО «Большечапурниковское коммунальное хозяйство».

Обстоятельства дела: Инспекцией государственного жилищного надзора Волгоградской области в отношении заявителя была проведена внеплановая проверка соблюдения жилищного законодательства в сфере управления многоквартирными домами.

 По результатам проверки в действиях ООО «Красноармейская Жилищная Компания»  было установлено  нарушение требований пункта 5.5.6. Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных постановлением Госстроя Российской Федерации от 27.09.

2003 № 170, а именно непринятие им необходимых мер по обеспечению надлежащего содержания и ремонта общего имущества многоквартирного жилого дома № 1А по улице Голубева, что не обеспечивает благоприятные и безопасные условия для проживания граждан в таком многоквартирном доме.

Источник: https://pravorub.ru/articles/38209.html

Сделки, нарушающие требования закона, и последствия их совершения

Сделка совершенная с нарушением закона ничтожна

Здравствуйте, уважаемые читатели! С 1 сентября 2013 года ст. 168 ГК РФ действует в новой редакции, об которую сломано немало копий. Сделки, нарушающие требования закона стали оспоримыми. Если сравнивать с евпропейскими правопорядками, то там обычно противозаконные сделки являются ничтожными.

Давайте посмотрим, как сейчас работает ст. 168 ГК РФ. До реформы она была популярной и суды активно её применяли. А сейчас?

1. Оспоримость вместо ничтожности
2. Когда незаконная сделка является ничтожной
3. Что такое явно выраженный законодательный запрет?
4. Существо законодательного регулирования

Именно частое применение этой нормы стало причиной для её изменения. Разработчики справедливо считали, что это ставит под угрозу стабильность и предсказуемость гражданского оборота. Правда изначально они предлагали не совсем то, что в итоге получилось. Возможно их не так поняли?

Оспоримость вместо ничтожности

Опасения разработчиков были обоснованными. Когда реформа только обсуждалась, дела о признании сделок недействительными по ст. 168 ГК РФ были широко распространены. Эту норму в старой редакции любили должники — при малейшей возможности они заявляли в суде возражения о ничтожности сделки.

По старой редакции ничтожной являлась «сделка, не соответствующая требованиям закона». Толковали это несоответствие порой очень широко.

Например, несоответствие закону находили даже в недобросовестности директора при заключении сделки. Мол, по закону директор должен был действовать добросовестно, а раз нет, то сделка закону не соответствует, она ничтожна. Но по уму в такой ситуации последствием должно быть взыскание с недобросовестного директора причиненных убытков.

Поэтому Концепция совершенствования общих положений ГК РФ предлагала уточнить норму, чтобы сузить возможности по признанию сделок недействительными, когда эта мера является неоправданной и несоразмерной характеру и последствиям нарушения.

Иллюстрация: pixabay.comИзначально в тексте законопроекта шла речь о ничтожности сделки, нарушающей запрет закона. Такой же подход принят за рубежом. Но этот вариант раскритиковали на этапе обсуждения и велели переписать.

В итоге вместо «запрет закона» написали «требования закона» и сделали оспоримость незаконных сделок общим правилом.

Из текста ст. 168 следует, что она применяется не только при нарушении сделкой норм законов, но и других правовых актов. Для краткости я везде буду говорить только про незаконные сделки.

Воспринята новая редакция ст. 168 ГК РФ была в основном негативно. Цель была достигнута. Количество споров о недействительности незаконных сделок снизилось.

Но способ был выбран неудачный. Мы получили оспоримость незаконной сделки вместо ничтожности в качестве общего правила. Теперь если пункт договора, нарушающий императивную норму закона, не оспорен в суде, он продолжает действовать и стороны обязаны его исполнять.

То, что в ст. 168 ГК РФ речь идет именно о нарушении императивных норм, довольно очевидно. Диспозитивную норму нарушить сложно, поскольку она изначально предполагает возможность предусмотреть иное правило поведения, отличное от указанного в ней.

В итоге договор как бы оказывается сильнее закона. На этот случай есть оговорка, что в некоторых случаях сделка, нарушающая закон, является все же ничтожной. Как говорится, нет правил без исключений и ими воспользовался Верховный суд.

Когда незаконная сделка является ничтожной?

Ничтожность сделки, нарушающей требования закона, может прямо устанавливаться законом. Перечень этих случаев приводит п. 73 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»:

  • соглашение об устранении или ограничении ответственности лица, имеющего фактическую возможность определять действия юридического лица (п. 5 ст. 53.1 ГК РФ);
  • соглашение участников товарищества об ограничении или устранении ответственности по его обязательствам (п. 3 ст. 75 ГК РФ);
  • сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК РФ);
  • мнимая или притворная сделка (ст. 170 ГК РФ);
  • сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (п. 1 ст. 171 ГК РФ);
  • соглашение о переводе долга на другое лицо при отсутствии согласия кредитора (п. 2 ст. 391 ГК РФ);
  • заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства (п. 4 ст. 401 ГК РФ);
  • договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя (п. 3 ст. 572 ГК РФ);
  • договор, устанавливающий пожизненную ренту в пользу гражданина, который умер к моменту его заключения (п. 3 ст. 596 ГК РФ);
  • кредитный договор или договор банковского вклада, заключенный с нарушением требования о его письменной форме (ст. 820, п. 2 ст. 836 ГК РФ);
  • публичный договор, устанавливающий разные цены для потребителей одной категории или противоречащий обязательным правилам, изданным уполномоченными органами (п. 5 ст. 426 ГК РФ).

Вторая ситуация ничтожности имеет место, когда сделка не только нарушает требования закона, но при этом еще и посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Встает вполне закономерный и логичный вопрос: что следует понимать под публичными интересами?

В самом ГК РФ законодатель не счел нужным это пояснять, отдав вопрос на откуп судебной практике. Пленум ВС РФ раскрыл понятие публичных интересов в п. 75 постановления № 25.

Публичные интересы — это, в частности, интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, обороны и безопасности государства, охраны окружающей среды.

ВС РФ отмечает, что публичный интерес и интерес публично-правового образования — не одно и то же. Нарушение интересов последнего еще не означает, что нарушен публичный интерес. Точно также не свидетельствует о его нарушении несоответствие сделки законодательству.

Иллюстрация: pixabay.comКроме этого, ВС РФ связал с публичным интересом, а значит и с ничтожностью, явно выраженный законодательный запрет. Уже здесь он «подтягивает» норму закона к тому смыслу, который подразумевали в начале реформы.

Что такое явно выраженный законодательный запрет?

ВС РФ в своих разъяснениях ограничился перечислением пары примеров: залог или уступка требований, неразрывно связанных с личностью кредитора (п. 1 ст. 336, ст. 383 ГК РФ), страхование противоправных интересов (ст. 928 ГК РФ).

Тем не менее под нарушением законодательного запрета следует понимать нарушение любой императивной нормы. В отличие от диспозитивной она не предполагает свободы усмотрения. Любая императивная норма представляет собой властное предписание, которое все должны неукоснительно соблюдать.

Тема явно выраженного законодательного запрета тесно связана со свободой договора. И здесь уместно обратить внимание на разъяснения Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах».

В п. 2 этого постановления указано, что норма является императивной, если она содержит явно выраженный запрет на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного этой нормой права, в частности:

  • прямо указано, что такое соглашение ничтожно, запрещено или не допускается;
  • стороны вправе отступить от содержащегося в норме правила только в ту или иную сторону;
  • запрет иным образом недвусмысленно выражен в тексте нормы.

По поводу императивности или диспозитивности некоторых норм могут возникать споры. Постановление Пленума ВАС РФ № 16 в таких случаях рекомендует исходить из существа и целей законодательного регулирования.

Суд не должен ограничиваться буквальным значением слов и выражений, которыми написана норма. Нужно представить себя на месте законодателя и понять, что он имел в виду и чего хотел, устанавливая спорную норму.

Такое целевое толкования закона называют телеологическим.

Случаи законодательного запрета не исчерпываются нормами, в которых прямо написаны слова «запрещено», «не допускается» и им подобные. Это еще и когда мы читая норму понимаем, что в определенной ситуации что-то делать нельзя или, наоборот, нужно поступать предписанным образом.

И если мы приходим к выводу, что спорная норма является императивной, то это следует воспринимать, как явно выраженный запрет закона делать по-другому. А значит при его нарушении сделку нужно квалифицировать, как ничтожную, посягающую на публичные интересы.

Иллюстрация: pixabay.comСогласитесь, выглядит дико, если считать оспоримой сделку, нарушающую императивную норму. При отсутствии отдельного судебного решения о её недействительности суд едва ли не становится соучастником нарушения. Он вынужден признавать за незаконной сделкой юридическую силу и принудительно приводить её в исполнение.

В этом смысле разъяснения п. 74 Постановления Пленума ВС РФ № 25 почти полностью исправляют такую ситуацию. Оно, кстати, фактически вводит еще одно основание ничтожности, которое прямо в ст. 168 ГК РФ не прописано, но по мнению Верховного суда должно применяться.

Существо законодательного регулирования

Итак, в п. 74 Постановления Пленума ВС РФ № 25 сказано, что незаконная сделка является ничтожной, если она посягает на публичные интересы и на права и интересы третьих лиц. Но к этому ВС РФ в абз. 2 п. 74 добавляет еще и третий вариант:

«Договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность».

Существо законодательного регулирования связано с целью толкуемых норм. Это некие базовые основы, от которых стороны не могут отступить. И их нарушение не обязательно должно быть связано с публичным интересом или правами третьих лиц.

ВС РФ приводит в пример договор доверительного управления. Ничтожным будет условие, по которому по истечении срока договора переданное имущество переходит в собственность доверительного управляющего.

Напрямую ГК РФ этого не запрещает. Но это условие противоречит существу законодательного регулирования договора доверительного управления, которое предполагает передачу имущества доверительному управляющему в управление на определенный срок, а не передачу ему в собственность.

Про существо законодательного регулирования говорится также в п. 3 уже упоминавшегося Постановления Пленума ВАС РФ № 16 (советую внимательно его изучить, это, без преувеличения, эпохальный документ и его следует хорошо знать). Там указано, что даже диспозитивность нормы может быть ограничена определенными пределами, за рамки которых выходить нельзя.

Например, п. 2 ст. 610 ГК РФ предусматривает право каждой из сторон договора аренды, заключенного на неопределенный срок, немотивированно отказаться от договора. В ней нет прямого запрета установить иное соглашением сторон. Но существо законодательного регулирования договора аренды заключается в передаче имущества во временное владение и пользование или во временное владение.

Поэтому стороны такого договора аренды не могут исключить право на отказ от него, поскольку тогда передача имущества во владение и пользование фактически утратит временный характер.

По аналогии можно продолжить дальше. Существо законодательного регулирования договора купли-продажи состоит в возмездной передаче имущества в собственность. Если договор не предусматривает передачи в собственность, то это нарушает существо законодательного регулирования и соответствующее условие будет ничтожным.

Если всё это понимать именно таким образом, то Пленум ВС РФ разъяснениями в п. 74 и 75 постановления № 25 просто уничтожил оспоримость незаконных сделок.

Нарушение сделкой императивных норм закона можно квалифицировать либо как нарушение публичных интересов (нарушение явно выраженного законодательного запрета), либо как нарушение существа законодательного регулирования. И тогда ни о какой оспоримости незаконных сделок говорить нельзя, они всегда будут ничтожными.

Но есть иная точка зрения, по которой законодательный запрет не всегда бывает явно выраженным. По мнению сторонников этого подхода явно выраженный запрет закона следует воспринимать формально: он есть, только когда в норме прямо написано «нельзя», «запрещено», «не допускается» и т. п. Тогда уже могут быть ситуации, когда противозаконная сделка будет оспоримой по п. 1 ст. 168 ГК РФ.

Но тогда мы столкнемся с ворохом проблем, некоторые из которых были описаны выше.

Источник: https://lawyerlife.ru/grazhdanskoe-pravo/sdelki-narushayuschie-trebovaniya-zakona.html

Недействительная и ничтожная сделка разница

Сделка совершенная с нарушением закона ничтожна

Последствия недействительности сделки четко определены действующим гражданским законодательством и находятся в непосредственной зависимости от обстоятельств заключения конкретного соглашения, а также полученных его сторонами выгод и понесенных убытков. В этой статье вы найдете информацию о том, какие сделки считаются недействительными, а также узнаете, какие последствия наступают после того, как заключенное соглашение приобретет подобный статус.

Виды недействительных сделок

Согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ, недействительная сделка может быть:

  1. Оспоримой — если факт ее недействительности устанавливается судом.
  2. Ничтожной — если для признания недействительной соответствующего судебного решения не требуется.

Оспоримые — это сделки:

  • заключенные организациями с нарушением пределов их правоспособности (ст. 173 ГК РФ);
  • совершенные лицом или органом, полномочия которого ограничены (ст. 174 ГК РФ);
  • выполненные несовершеннолетними лицами, возраст которых находится в пределах от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК РФ);
  • совершенные лицами, дееспособность которых ограничена (ст. 176 ГК РФ);
  • заключенные лицами, которые не отдавали отчет своим действиям (ст. 177 ГК РФ);
  • совершенные под воздействием серьезного заблуждения, оказавшего существенное влияние на принятие решения о подписании соглашения (ст. 178 ГК РФ);
  • совершенные в результате принуждения, выраженного в виде обмана, насилия, угрозы (ст. 179 ГК РФ).

Ничтожными являются сделки:

  • заключенные с нарушением норм действующего законодательства (ст. 168 ГК РФ);
  • нарушающие нормы нравственности и правопорядка (ст. 169 ГК РФ);
  • мнимые и притворные (ст. 170 ГК РФ);
  • заключенные с недееспособным (ст. 171 ГК РФ) или малолетним (ст. 172 ГК РФ) лицом;
  • совершенные с нарушением законодательных требований к оформлению сделки (при условии, что такое нарушение влечет за собой признание ее ничтожной).

Последствия признания конкретной сделки ничтожной/оспоримой зависят от того, какие по ГК РФ последствия недействительности сделки предусмотрены.

Что означает признание сделки недействительной?

Недействительность сделки означает, что действие, совершенное ее сторонами, не может быть признано юридическим фактом, способным повлечь за собой правовые последствия, достичь которых они желали.

Согласно п. 1 ст.

167 ГК РФ, заключение сделки, являющейся недействительной, не влечет за собой возникновения никаких правовых последствий, кроме тех, которые непосредственно связаны с ее недействительностью.

В том случае, если из сущности оспоримой сделки следует, что ее действие может быть прекращено только на будущие периоды, суд, в соответствии с п. 3 ст. 167 ГК РФ, прекращает ее действие только в этих пределах.

При этом прежние правоотношения сторон и возникшие по итогам их осуществления результаты продолжают регулироваться условиями той сделки, которая была признана недействительной в судебном порядке. Данная точка зрения изложена, в частности, в решении АС Томской области от 31.10.2016 по делу № А67-83/992015.

Примерами таких сделок могут служить договоры сдачи имущества в аренду или передачи его в доверительное управление.

Правовые последствия признания сделки недействительной — что к ним относится?

Последствия недействительной сделки зависят от следующих факторов:

  • стадии ее исполнения, на которой она была признана таковой;
  • влияния, которое они оказывают на существующие нормы правопорядка и/или нравственности;
  • наличия/отсутствия у ее сторон прибыли/убытков.

При этом в правовой практике возможно несколько последствий:

  1. Аннулирование (если сделка не была исполнена).
  2. Реституция (если сделка была исполнена полностью или частично), причем она может быть двусторонней или односторонней.
  3. Неприменение реституции.
  4. Иные имущественные последствия (например, выплата процентов по причине неосновательного обогащения или возмещение убытков, понесенных одной из сторон сделки в результате ее заключения).

Если стороны не исполняли принятых на себя обязательств, никаких дополнительных действий в отношении друг друга им совершать не придется, т. к. сделка автоматически аннулируется без оформления дополнительных бумаг.

Если же сделка была исполнена (вне зависимости от объема выполненных обязательств), возникает вопрос об имущественных последствиях, возникновение которых она за собой влечет.

Главным последствием недействительности сделки такого рода является реституция.

Двусторонняя реституция — что это и как наступает данное последствие при признании сделки недействительной?

Положения п. 2 ст. 167 ГК РФ указывают на то, что стороны сделки, признанной недействительной, обязаны вернуть друг другу все блага, полученные в результате ее заключения (реституция владения).

Если же такой обмен невозможен (например, предметом сделки было право на использование определенного имущества, оказание услуг или выполнение работ), возврату подлежит денежный эквивалент полученного блага (компенсационная реституция).

Принимает решение о применении двусторонней реституции суд. Размер компенсации устанавливается судом исходя из суммы выплаты, полученной одной из сторон сделки от другой ее стороны (на это указывает ВС РФ в своем определении № 306-ЭС16-18109 от 09.01.2017 по делу №А55-792/2016). Если получатель выплаты не согласен с ее размером, ему придется представить суду доказательства своей правоты.

Кроме того, в некоторых случаях, установленных законодателем, например при заключении сделки с гражданином, имеющим статус недееспособного по причине психического расстройства, о котором его дееспособный партнер знал (ст. 171 ГК РФ), у стороны могут возникнуть обязанности по возмещению убытков, понесенных второй стороной в результате заключения такой сделки.

Реституция владения

Из норм ст. 167 ГК РФ следует, что сторона, передавшая своему партнеру определенное имущество в рамках заключения сделки, являющейся недействительной, не должна доказывать факт наличия у нее права собственности на такое имущество. Более того, даже если она не имеет такого права, вещь, ранее переданная стороннему лицу, должна быть ей возвращена.

Примером может служить ситуация, в которой малолетний ребенок продает дорогую вещь, принадлежащую его родителям (вне зависимости от того, осознавал он реальную стоимость этой вещи в момент продажи или нет). В этом случае вещь возвращается ребенку, который ее продал, несмотря на то, что формально и фактически собственниками являются его родители.

Применяя правила реституции владения, стоит помнить о том, что положения п. 2 ст. 167 ГК РФ не могут применяться в том случае, если до момента предъявления требований о возврате неправомерно переданной вещи она была отчуждена в пользу третьего лица.

В этом случае последствием недействительной сделки становится не реституция, а виндикация — истребование имущества у добросовестного приобретателя (порядок ее применения регулируют положения ст. 302 ГК РФ).

Нарушение этого правила влечет за собой ущемление прав приобретателей, которые не знали о наличии истинного собственника вещи, и признание недействительной всей цепочки совершенных сделок, а не только первичного соглашения, заключенного с нарушением закона.

Такая точка зрения изложена в постановлении КС РФ «По делу о проверке…» от 21.04.2003 № 6-П.

Компенсационная реституция

В том случае, если в результате заключения недействительной сделки одной стороной (равно как и несколькими) были переданы вещи, не обладающие отличительными признаками (например, деньги или ценные бумаги на предъявителя), происходит их обезличивание и смешение с другими материальными ценностями, принадлежащими приобретателю. При этом можно говорить о неосновательном обогащении последнего.

Аналогичная ситуация возникает и в том случае, когда сторона договора получает деньги, но принятые на себя обязательства не исполняет. В обоих случаях неосновательно обогатившемуся лицу придется вернуть собственные деньги стороне, от которой они были получены.

Правовая форма осуществления такого возврата зависит от того, по какой причине вернуть имущество в натуральной форме не представляется возможным.

Если полученное имущество было отчуждено (например, передано третьему лицу), возврат оформляется посредством исполнения обязательства, возникшего в результате неосновательного обогащения.

Если же имущество было утрачено (испорчено или уничтожено), исполнению подлежат обязательства по возмещению убытков.

Начисление процентов за неосновательное обогащение при двусторонней реституции

В том случае, если выгода, полученная одной из сторон в результате заключения сделки, существенно превышает преимущества, полученные второй ее стороной, к таким правоотношениям целесообразно будет применить нормы гражданского законодательства, регулирующие проблемы неосновательного обогащения.

В частности, на разницу между суммами полученных сторонами денежных средств, в соответствии с положениями п. 1 ст.

395 ГК РФ, могут быть начислены проценты, размер которых определяется исходя из размера ключевой ставки Центробанка РФ, действующей в период использования полученных денег незаконно обогатившейся стороной. При этом в абз. 2 п. 55 постановления Пленума ВС РФ «О применении…» от 24.03.

2016 № 7 содержится указание на то, что начисление процентов начинается с того момента, когда приобретатель денежных средств узнал о факте своего неосновательного обогащения.

Положения абз. 1 п. 55 постановления Пленума № 7 указывают на то, что материальные блага, полученные участниками недействительной сделки, подлежат одновременному взаимному возврату.

При этом несвоевременное исполнение одной из сторон своих обязательств по выплате денежных средств/возврату имущества в натуральном выражении, в соответствии с п. 56 того же постановления, является основанием для применения положений ст.

395 ГК РФ и начисления на сумму возникшего долга процентов за неосновательное обогащение.

Односторонняя реституция

Частным случаем правовых последствий недействительности сделки является односторонняя реституция, при которой право на получение и использование результатов заключенного и признанного недействительным соглашения получает только одна его сторона. Подобная ситуация может возникнуть в случае, предусмотренном положениями ст. 169 ГК РФ.

Последствия сделки, признанной ничтожной, могут быть взысканы в пользу государства, если такая сделка была совершена с нарушением принципов законности и правопорядка, действующих на территории России. Примером может быть соглашение, заключенное под воздействием противоправных действий недобросовестной стороны (обмана, насилия, угроз, принуждения и пр.).

Причем односторонняя реституция применяется лишь в том случае, если такую цель преследовала только одна из ее сторон, к которой и применяется указанная санкция. Принадлежащее ей имущество, перешедшее в результате сделки к добросовестному участнику, передается государству.

Кроме того, односторонняя реституция используется в том случае, если применить двустороннюю реституцию невозможно по причине того, что блага были получены только одной стороной соглашения. Примерами могут служить:

  • договор дарения;
  • договор аренды, при признании недействительным которого арендодателю возвращаются все права на принадлежащий ему объект недвижимости. При этом полученные им арендные платежи арендатору не возвращаются, т. к. такой возврат повлечет за собой неосновательное обогащение последнего (см. решение АС Брянской области от 09.11.2016 по делу № А09-407/2016).

Неприменение реституции

Если действия участников сделки противоречат основам нравственности и правопорядка, суд, согласно п. 4 ст. 167 ГК РФ, может не применять правила двусторонней реституции, предусмотренные п. 2 этой же статьи.

Правовые последствия недействительности сделок такого характера состоят в том, что выгоды обеих сторон нивелируются и приобретенные ими обязательства исполняются в пользу государства.

При этом обязательным условием для применения этого правила, в соответствии с п. 2 определения КС РФ «Об отказе…» от 08.06.

2004 № 226-О, является доказанное наличие умысла в заключении такой сделки у обеих ее сторон.

Наиболее ярким примером, в котором последствия признания сделки недействительной ГК РФ заключаются в неприменении реституции, является получение взятки должностным лицом. При этом получатель денег не вправе использовать их в своих интересах, а их обладатель не может вернуть обратно.

Применение последствий недействительности сделки

Проблема применения правовых последствий недействительности сделки на практике успешно решается судами — именно их действия позволяют защитить интересы добросовестного участника соглашения и вернуть принадлежащее ему имущество или выплатить материальную компенсацию. Правовой базой для признания сделки недействительной являются положения ст. 168–181 ГК РФ, предоставляющие лицу, права которого были нарушены, возможность обращения в суд с иском о признании сделки таковой и применении двусторонней или односторонней реституции.

Кроме того, только суд может принять решение, на основании которого у сторон возникнут дополнительные имущественные права или обязательства. Перед его вынесением он должен дать правовую оценку последствиям недействительности сделки и восстановить права ее добросовестного участника в полном объеме.

К дополнительным обстоятельствам, которые принимает во внимание суд, относятся:

  • возникновение у сторон соглашения убытков или дополнительной прибыли;
  • осведомленность одного из контрагентов о том, что сделка является недействительной (с учетом времени, в течение которого сторона знает о недействительности);
  • вина одной из сторон в том, что недействительная сделка была заключена и пр.

Итак, к последствиям признания сделки недействительной относятся ее аннулирование или реституция, т. е.

возврат друг другу сторонами сделки благ, полученных в результате заключения соглашения, признанного недействительным.

В некоторых случаях у сторон может возникнуть обязательство по выплате процентов за незаконное использование денежных средств, принадлежащих партнерам, или возмещению убытков, понесенных последними.

Источник: https://www.Advokatorium.com/ru/knowledge/nedeystvitelnaya_i_nichtozhnaya_sdelka_raznitsa

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.